НАШИ ФИЛ КОЛЛЕКЦИИ [форум филателистов]

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НАШИ ФИЛ КОЛЛЕКЦИИ [форум филателистов] » КАЗАЧЕСТВО в филателии » О казачестве и гетманстве


О казачестве и гетманстве

Сообщений 1 страница 10 из 18

1

КТО КОГО ПРЕДАЛ...
ИВАН МАЗЕПА

http://s1.uploads.ru/t/FW1E5.jpg

12 ноября 1708 года Православной российской церковью по приказу русского царя Петра І на украинского гетмана Ивана Мазепу было наложено анфему (отлучение от Церкви) за его государственную измену - переход на сторону шведского короля Карла XII во время Северной войны.
До сегодняшнего дня преобладающее большинство знающих (слышавших) о гетмане Мазепе как с русской так и с украинской стороны с его именем в первую очередь связывают именно наложенную на него анафему, и при том законно как за государственную измену.
Но к огромному сожалению при этом люди совершенно не задумываются, был ли повод да и сама "измена", и так ли справедлива наложенная анафема...

Отказ украинского гетмана Ивана Мазепы от протекции московского царя Петра І накануне Полтавской битвы следует расценивать с точки зрения международных политико-правовых отношений, которые сложилось к тому времени на европейском континенте. Тогда между государствами-суверенами и государствами-вассалами существовал общественный договор, который состоял из взаимных прав и обязанностей. Он предусматривал, что в обмен на «защиту и уважение» со стороны своих властителей подчиненные обещали им «покорность, службу и верность».

Такие договоренности состояли из взаимных добровольных обязательств, а их основными элементами со стороны суверенов — королей, царей и императоров — должно было быть уважение и обеспечение «старинных прав и привилегий» своих подданных, необходимость их воинской защиты и т.п. В случае невыполнения протекторами своих обязанностей относительно протежированных правителей меньших государств — князья, графы, бароны, курфюрсты, хозяева, гетманы и др. — имели законное право на выступление против властителя, или же смену своего патрона на более лояльного.

Хотя в манифесте московского монарха Петра І от 1 ноября 1708 года читаем, что «гетман Мазепа...изменил Нам, Великому Государю, без всякой данной ему в том причины, и переехал к Королю Шведскому...» То есть русский царь будто не видел никаких мотиваций отказа своего многолетнего вассала от его монаршей опеки и в одностороннем порядке объявлял его действия «изменой». Однако проведенный научный анализ украинско-русских отношений начала XVIII века позволяет утверждать, что московский царь первым нарушил предшествующие двухсторонние договоренности (т.н. Коломацкие 1687 и Московские 1689 гг. «статьи»), которые гарантировали свободное существование казацкой автономии под властью Москвы.

А потому весомые причины перехода Украины на сторону Шведского королевства все-таки существовали, а большинство из них имели не только глубокие исторические корни, но и системный характер:

1. Московское царство не желало решать дело объединения Украины путем возвращения под гетманскую власть Правобережья.
Царская Россия видя союзника в лице Речи Посполитой в войне со Швецией обещала первой за активное участие в боевых действиях отдать практически всю Правобережную Украину (Нарвское соглашение Речи Посполитой с Московским государством 30 августа 1704 года и другие).

2. Царь Петр І и его окружение начали активно ограничивать политические права украинского гетмана.
Петр І, находясь в Киеве в 1706 году, дал приказ русским и украинским войскам двигаться в направлении Волыни, а руководство над объединенной армией поручил Меншикову и таким образом подчинил гетмана московскому князю.
В 1707 году в гетманскую канцелярию случайно попало письмо Меншикова к украинскому полковнику Танскому. Ему в обход гетмана предписывалось во главе своего полка двигаться на соединение с московской армией.

3. Москва начала радикальные изменения административного устройства Украинского гетманата.
18 декабря 1707 года Петр І издал указ об основании Киевской губернии, которая бы охватывала территорию радиусом в «сто верст» от Киева. Киевская губерния становилась одной из восьми новых административных единиц, среди которых также были: Московская, Ингерманландская, Смоленская, Архангелогородская, Казанская, Азовская, Сибирская. При этом Киевской губернии должны были принадлежать такие города, как Переяслав (центр Переяславского полка Украинского гетманата), Чернигов (центр Черниговского полка), Нежин (центр Нежинского полка) и др. Полномочия киевского губернатора были такими: «велено им в тех губерниях о денежных сборах и о всяких делах присматриваться, и для доношения ему, Великому Государю, о тех губерниях готовым быть». Вскоре русским губернатором Киевской губернии был назначен Голицын.

4. Московское правительство урезало права гетмана в сфере экономики и финансов, предоставлении земельных владений казацкой старшине.
13 января 1700 года в Москве была выдана «жалованная» грамота Петра І на владение судьей Миргородского полка Г. Зарудным селом Тухой.
Итак, именно с началом Северной войны Петр І старался принять на себя от гетмана Мазепы довольно важную функцию предоставления земельных владений (т.наз. ранговых) казацкой старшине. Так, например, в начале 1701 года киевский полковник К. Мокиевский сообщал Мазепе, что во время его пребывания в Москве в составе посольства его уговаривали, чтобы он принял царскую грамоту на право владения землями в Украине.
Кроме того, 20 февраля 1704 года Петр І издал грамоту ко «всему Войску Запорожскому» о введении на украинских землях в обращение только российских денег, хотя до этого здесь долгое время пользовались разновидностями европейской монеты.

5. Москва всячески ограничивала политико-административные полномочия украинской старшины.
Во время пребывания Петра І и его членов правительства в Киеве в 1706 году Меншиков требовал от гетмана Мазепы ограничить властные полномочия генеральной и полковой старшины. «Иван Степанович, пора теперь приниматься за тех врагов», — неоднократно говорил московский князь гетману, понимая под «врагами» казацких полковников.

6. Петр І начал «реформирование» казацкого войска, а его члены правительства начали руководить украинскими военачальниками.
В 1705 году из-под Гродно казацкий старшина И. Черныш прислал в Батурино копию царского указа о направлении в Пруссию каждому пятому казаку Киевского и Прилуцкого полков «для обучения и устройства их в регулярные драгунские полки».
А в 1706 году по приказу Петра І было образовано специальное воинское формирование — Украинская дивизия, которая была соединением «городовых» и охотницких полков Левобережной и Слободской Украины. Командующий этой дивизией назначался царским указом и во время походов принимал на себя строевое и полевое управление всеми казацкими полками и русскими подразделениями, которые находились на территории Украины. В мае 1708 года на должность командира Украинской дивизии был назначен майор лейб-гвардии Преображенского полка Долгоруков, которому предписывалось «быть со всеми москвичи, с столники, с стряпчими, с дворяны, с царедворцами, и со всеми городовыми и всяких чинов ратными людьми, и с конными драгунскими, и с пешими салдацкими, и с слобоцкими Черкасскими, и с кумпанейскими полками, и гетманскими многими региментами на Украйне командиром». А общее руководство над Долгоруковым и всем украинским войском должен был осуществлять киевский русский воевода Голицын. Под его власть в ноябре 1707 года Мазепа передал «новоустроенную» Печерскую крепость вместе с казацким гарнизоном.
Угрозу традиционным формам политико-войскового устройства Украины в начале XVIII века ее элита небезосновательно расценивала не только как потерю контроля над войском и преобразование его в составляющую русской армии, но и как начало изменения всей модели традиционной власти и общественных отношений вообще.

7. Московское царство не обеспечило надлежащей обороны Украины от шведского наступления.
Во время воинского совещания в Жовкве в 1707 году гетман Мазепа попросил у Петра І предоставить ему для обороны границ Украины 10 тысяч русских солдат. На это сюзерен ответил своему вассалу, который «не только 10 000, но и десять человек не могу дать; как можете сами обороняйтесь». Кроме того, царь подчеркнул, что будет изматывать армию Карла ХІІ непринятием решающего боя и отступлением своих войск вглубь Московского царства. При этом на пути шведов должны были уничтожаться поселения, продовольственные припасы для солдат и фураж для коней. Предусматривая возможное нападение на Киев шведско-польских войск во второй половине 1707 — 1708 годов Петр І приказывал в 4-м пункте, чтобы «во время неприятельского прихода, осадя и управя Печерский монастырь, уступит за Днепр, а старый Киев оставит пуст».

8. Русские военачальники и солдаты проявляли самоуправство в отношении украинцев.
Одно из первых писем к Петру І от Мазепы, в котором гетман жаловался на самоуправство русских подразделений в отношении украинского населения Левобережья, датируется 16 июня 1703 года: «...вже неодноразово як від старшини військової з товариством, так і від рядових міщан з усім поспольством, громадян міста Ніжина приходять до мене скарги і великі дощкульні їм неправди утиснення і побої від ратних ваших государських людей...»
На протяжении 1705 года в Западной Белоруссии находились Киевский и Прилуцкий полк во главе с приказным гетманом Д. Горленко, которые совершали совместные воинские операции наряду с русской армией. В письме к Мазепе Горленко жаловался на «численні образи, поношення, приниження, досади, грабунок коней і смертні побої козакам від великоросійських начальних і підначальних». Дошло даже до того, що приказного гетьмана коварно «з коня зіпхали і насильно з під нього і з під інших йому підлеглих начальних людей коні і підводи забрали».
Учитывая то, что с 1706 года началось активное строительство Печерской крепости в Киеве, казацкая старшина неоднократно жаловалась в Батурин на то, что московские «пристави у тієї справи фортифікаційної козаків палками по головах б’ють, вуха шпадами (шпагами) обтинають і всіляке поругання чинять, що козаки залишивши хати свої, косовицю і жнива, поносять на службі Царської Величності тяготу днів і вар, а там великоросійські люди хати їхні грабують, розбирають і палять, жонам і донькам їхнім насилля чинять, коні, бидло і всіляку худобу забирають, старшину б’ють смертними побоями».

9. Московский царь перегружал казацкое войско постоянными воинскими походами.
Начиная с 1700 года украинское войско ежегодно активно использовалось Москвой в далеких походах в земли Прибалтики, Саксонии, Севера России, Литвы, Польши, Белоруссии, Казани и Дона. Хотя по выводам современного московского историка В. Артамонова, русская война за Балтику выходила за сферу национально-украинских интересов. Есть свидетельства, что в июне 1706 года к гетману Мазепе обратились женщины казаков Стародубского полка с просьбой вернуть своих мужей домой, ведь они уже больше пяти лет находились в воинских походах против шведов. Учитывая это Мазепа просил Петра І издать соответствующий указ о возвращении Стародубского полка в Украину на отдых.

10. Карательные действия армии Московского царства в Украине приводили к разорению и уничтожению ее населения.
Российский историк В. Возгрин утверждал, что Украина в 1708 — 1709 годах стала даже объектом своеобразного геноцида: «Отходившие к югу русские войска выжигали территории, прежде всего, днепровского Правобережья. При этом уничтожались населенные пункты, запасы продуктов у населения и лесные массивы не только на пути шведов, но широкими (по 40 — 45 км) полосами справа и слева от их предполагаемого маршрута. Кроме того, сжигались города, заподозренные в поддержке казаков-сторонников Мазепы, а их жители подвергались тотальной ликвидации. Эти карательные меры стоили украинскому народу огромных жертв». Другой изестный ученый Е. Тарле подтверждал, что Мазепа «боялся полного разорения Украины от наступающего Карла и отступающего или параллельно идущего русского войска».

Таким образом, от начала Северной войны 1700 — 1721 годов, вопрос функционирование автономного Украинского гетьманата для Московского царства уже не решалось в соответствии с положениями прежних двухсторонних соглашений в рамках отношений «протектор-протегированный», а рассматривалось Петром І лишь в рамках политической целесообразности. То есть он, как суверен Украины, не считал нужным исполнять монарший долг что касается защиты «прав и вольностей» своих украинских подданных. Хотя, как утверждает документ, царь все же осознавал существование договорных отношений между Москвой и Батурином. Ведь узнав о переходе гетмана Мазепы на сторону шведского короля, сразу же приказал своим чиновникам найти тексты прежних русско-украинскых «статей». В связи с этим, Петру І положили на стол «две книги, из которых в одной списки с постановленных статей гетманов Юрья Хмельницкого 168-го (1659 г.), Ивана Брюховецкого 171-го (1663 г.), в другой книги список же с статей Мазепы 195-го году (1687 г.), данной ему ж Мазепе на права и вольности...».

В зажигательной речи перед своими солдатами за несколько часов до Полтавской битвой 27 июня 1709 года, царь Петр І все же «проговорился» о настоящих причинах неожиданной для него политической рокировки бывшего подданного: «Король Карл и самозванец Лещинский привлекли к воле своей гетмана Мазепу, которые клятвами обязались между собою... учинить Княжество особое под властию его, в котором ему быть Великим Князем...»

Убедительные воинские победы короля Швеции Карла ХII на начальном этапе Северной войны, капитуляция монарха Речи Посполитой Августа II в пользу шведского ставленника, короля С. Лещинского, истощение человеческих и материальных ресурсов казацкой Украины на «балтийском» и «восточном» фронтах Северной войны, что усиливалось накоплением претензий украинской верхушки к своему долголетнему протектору Петра І, заставили Мазепу отказаться от превосходства «неверной и тиранской» Москвы в пользу образования самостоятельного Украинского княжества. По мнению гетмана Ивана Мазепы и его правительства, такое государственное образование имело лучшие шансы на существование под защитой более лояльных к своим подданым монархам Европы. Однако Полтавская битва разрушила все ожидания мятежного казацкого властителя.

Институт истории Украины НАН Украины.

+1

2

ТАТЬЯНА ТАИРОВА-ЯКОВЛЕВА
ОТСТУПИТЬ ОТ ИСТОРИЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ

http://s1.uploads.ru/t/fIw9X.jpg

Издательство «Молодая гвардия»
Серия «Жизнь замечательных людей (Молодая гвардия)»
ISBN: 978-5-235-02966-8
Год выпуска: 2007 (переиздание в 2009)
Язык: русский.

»»» СКАЧАТЬ DOC «««

Работы российской исследовательницы Татьяны Таировой-Яковлевой — это нестандартный подход в изучении истории Украины XVII–XVIII веков, в первую очередь периода Гетманщины. Отринув эмоциональные и идеологические штампы прошлых эпох, стереотипы, укоренившиеся в сознании российских и, в не меньшей степени, украинских учёных, петербургский профессор ищет (и таки находит!) историческую правду. Ее статьи, посвященные истории раннемодерной Украины (в первую очередь эпохи Руины), в значительной степени развенчивают устоявшиеся, прописанные в учебниках догмы. Обращение Т.Таировой-Яковлевой к более позднему периоду истории Украины — который можно условно назвать «мазепинским» — стало для нее органичным, хотя и несколько неожиданным…

В введении к весьма популярной сейчас биографии гетмана Ивана Мазепы (книга вышла в серии ЖЗЛ издательства «Молодая гвардия» в 2007 г., уже готово переиздание) автор так очертила свое понимание этого контроверсионного образа: «Иван Степанович Мазепа — личность настолько неординарная и многогранная, что для его изображения нужна вся палитра красок. В его жизни было столько приключений, крутых поворотов, ударов судьбы и неизменного покровительства фортуны, что любой художественный вымысел померкнет на этом фоне. Прирожденный политик, одаренный полководец и дипломат, человек отважный, честолюбивый и целеустремленный — он был олицетворением эпохи украинского духовного возрождения и расцвета казачества… Как любая выдающаяся личность, он, разумеется, возбуждал зависть и ненависть врагов… Объективный портрет, выверенные факты позволят читателю самому решать: осуждать или оправдывать этого человека».

Как видим, Т.Таирова-Яковлева не выписывает готовые рецепты, а позволяет читателю самому переосмыслить историю, опираясь на всю сумму фактов и реальных документов, а не зашоренных оценок — от неправедной хулы до бойких панегириков. Последние окрашивают образ гетмана лишь в черные и белые цвета, отбрасывая всю «палитру красок». Т.Таировой-Яковлевой, как опытному архивисту, удалось добиться многого в демифологизации образа великого гетмана. Прежде всего это касается ответа на вопрос: что же подтолкнуло Ивана Мазепу к переходу на сторону короля Швеции Карла XII? Были ли объективные причины для этого шага? Который заранее (!) не готовился, но стал результатом последовательной политики царя Петра I и его ближайшего окружения по уничтожению автономного статуса Гетманщины в составе зарождавшейся империи Романовых. И то клеймо «измены» (царю, России, русскому народу, точнее еще московитам, вере православной?), уже три века висящее дамокловым мечом над Иваном Степановичем, воспринимается уже совсем по-иному, как приговор победителей поверженным — vae victis. В этой связи очень важен и вывод историка о том, что церковная анафема, наложенная на гетмана, оглашалась с нарушением православных канонов. И главное — этот вывод сделан в российской историографии впервые.

Справка об авторе:
Окончила Ленинградский государственный университет в 1989 году.
В 1994 г. защитила кандидатскую диссертацию на тему «Начальный этап Руины: социально-политическое положение и внешняя политика Украины конца 50-х годов XVII в.».
Работает в Санкт-Петербургском Государственном Университете (СПбГУ) с 2003 г., с 2007 года — профессор.
В 2004 г. защитила докторскую: «Социально-политическая борьба в Украине в 60-е годы XVII века. Внутренние и внешние факторы Руины».
Преподает курсы «История Украины и Беларуси», «Источниковедение истории Украины и Беларуси», «Историография истории Украины»; спецкурс «Казацкая Украина в произведениях культуры».
Руководитель совместного издания Центром по изучению истории Украины СПбГУ и Санкт-Петербургским институтом истории РАН документов из архива  И. Мазепы; проект финансируется на средства Kowalsky Program for the Study of Eastern Ukraine. Руководитель Центра по изучению истории Украины при кафедре истории славянских и балканских стран СПбГУ.

0

3

ДРАМА ПОЛТАВЫ
САМИ СЕБЯ РАЗРУШИЛИ

http://s2.uploads.ru/t/bcYJu.jpg

Кто знает историю, тот понимает современность.

Оказывается, украинские казачьи полки, которые остались верными российскому царю, под командованием старого воина, опытного полководца Семена Палия, сыграли решающую роль в Полтавской битве и победе над армией Карла XII.

При знакомстве с исторической литературой о Полтавской битве обращает на себя внимание практически полное отсутствие каких-либо сведений о героях баталии, о тех, кто командовал «блестящими полками» и «рядами несгибаемых штыков», почему-то не называются славные имена российских генералов, которые руководили битвой. Скажем, когда говорится о Бородинской битве, то история зафиксировала имена не только её основных деятелей – М. Кутузова, М. Барклая-де-Толли и П. Багратиона, но и почти всех генералов, полковников и вообще многих офицеров, кто обеспечил оборону Багратионовских флешей и Шевардинских редутов и успешно контратаковал врага, кто хотя бы в какой-то мере проявил себя героически во время битвы. Всех, кто «прославил русское оружие при деревне Бородино» (М. Кутузов) мы знаем поименно. Это – командующие армиями, корпусами, дивизиями: генералы З. Олсуфьев, М. Тучков, П. Строганов, А. Бахметьев, Н. Лавров, И. Дорохов, М. Раевский, М. Платов, И. Паскевич, И. Васильчиков, Д. Неверовский, М. Воронцов, А. Кутайсов, И. Панчулидзев, Г. Эмануэль, И. Марков, М. Лебедев, А. Горчаков, П. Коновницин, полковники Д. Давыдов, А. Чернышов.... Список известных героев можно продолжать.

Можем сослаться и на другие битвы. Например, исторические источники называют конкретные имена тех, кто командовал полками, которые под хоругвями с золотым львом на сине-голубом фоне в Грюнвальдской битве 1410 года разгромили немецких рыцарей, или даже раньше - Мамая на Куликовом поле в 1380 году.
О тех же, кто вышел победителем в борьбе против «могучего Карла» в июле 1709 года на берегах реки Ворсклы под Полтавой, сведения практически отсутствуют. Мимоходом возникает вопрос: почему?

Почему авторы многочисленной литературы о Петре I и его времени так загадочно замалчивают героев его «генеральной баталии»? Даже такое специализированное издание как «Советская историческая энциклопедия» в достаточно содержательной статье о Полтавской битве, кроме самого Петра и его любимчика, бывшего продавца пирожков с горохом и будущего генералиссимуса Алексашки Меньшикова, глухо упоминает ещё только двух-трёх участников событий. И всё...

К слову, у Пушкина выбор «героев баталий» тоже был невелик: кроме «благородного Шереметьева», ещё «…и Брюс, и Боур, и Репнин». Вот и все «птенцы гнезда Петрова..../ Его товарищи, сыны».

Загадку «генеральной баталии» в некоей мере помогают нам раскрыть документальные и литературные источники, в частности «История Малой России» Д. Бантиш-Каменского, «История Малороссии» М. Маркевича, «История Русов или Малой России», труды старшинско-казацкого летописца Григория Грабянки... Оказывается, украинские казачьи полки, которые остались верными русскому царю, под командованием старого воина, опытного полководца Семёна Палия сыграли решающую роль в Полтавской битве и победе над армией Карла XII. Полковники Павло Полуботок, Иван Скоропадский, Данила Апостол, другие мужественные казачьи главари – вот кто «виновны» в том, что «непобедимые господа шведы, - как указывается в «Журнале Петра Великого», - скоро хребет свой показали, и от наших войск вся неприятельская армия весьма опрокинута».

«Сражение сие, - рассказывается, например, в «Истории Руссов», - начали шведы на самом рассвете и конницею своею напали на регулярную конницу российскую и прогнали её за её шанцы. Но начальник казацкий, Палей, с козаками своими, напав тогда на шведов в тыл и на фланги их фронтов и прорвавшись в интервалы, сделал великое им поражение копьями и из ружьев, от чего они, смешавшись, побежали к своим шанцам и потеряли генерала своего, Шлиппенбаха, взятого в плен. Козаки, преследуя шведов до их шанцев, провели позади себя сильную колонну пехоты российской под командою генерала Менщикова... Шведы, не имея артиллерии и претерпев от россиян великий урон, показали во фронте своём многие интервалы или пустоту, а Палей, сие приметя, тотчас ворвался в них с козаками и произвёл всеобщее замешательство в неприятеле... Смешанные козаками, обратились шведы в бег».

Итак, как видим, казачьи полки Семёна Палия, Ивана Скоропадского, других героев битвы заставили шведов «показать хребет». Не было бы их на поле боя на стороне российской армии, - возможно, пришлось бы из-под Полтавы бежать Петру с Меньшиковым, а не Карлу с Мазепой...

Но не дождались воины 20-тысячного украинского казачьего корпуса признания их подвига на поле боя. Не считал Петр нужным признать это и назвать героев героями. Не сделали этого и позже. Напротив, Полтавская победа Петра стала настоящей трагедией для Украины. Разозлённый на Ивана Мазепу, царь решил отомстить всему украинскому народу. Пострадали не только сторонники гетмана, коих тысячами убивали, вешали, садили на кол, но и всё казачество. Познала разрушений и грабежа Запорожская Сечь. Физическим истреблением лучших сил Украины, разорением материального благополучия украинского народа царь истощал его силы, чтобы он снова не смог выступить против России.

Далее в «Истории Руссов» читаем: «Победа над шведами, так славная и решительная, торжествована была, обыкновенно, молебствиями и пированием, на которое приглашены были и все пленные генералы и министры шведские. Им возвращены шпаги и оказаны отличныя милости царя... Затем начались многия пожалования и производства своим генералам и офицерам, а рядовым произведено жалование не в счёт обыкновенного.

Одни малороссияне и их войска остались при сём... без награждения и благодарности. И хотя они в истреблении армии шведской более всех показали ревности и усердия, хотя они около года губили шведов в земле своей, во всех местах и случаях, где только удобно постигнуть их могли, не преклоняясь при том ни на какие льщения и обнадёживания королевския и мазепинския, однако предлогом неверности сего одного человека, избранного царём в свои наперстники, всё то было забыто, и они за сим неправедным образом и единственно по наветам и ябедам злобного любимца, Менщикова, повержены в презрение, поругание и гонение; а убытки их, разорения и опустошения, двумя армиями причинённыя и почти неизчётныя, остались без всякого вознаграждения и уважения...»

«Предлогом неверности» Мазепы царь воспользовался сполна, чтобы, наконец, по его словам, «прибрать Украину к рукам». Украинцы вместо благодарности познали невиданное насилие над собой. Обращаясь с гневным письмом по этому поводу к Петру, приказной гетман Павло Полуботок (черниговский полковник П. Полуботок принадлежал к сторонникам царя и был в числе четырёх казачьих полковников, которые под Полтавой сражались на стороне России), писал:

"За то все мы вместо благодарности получили только пренебрежение и неверие, платим дань позорную и несносную, вынуждены копать валы и каналы, сушить болота непроходимые, унавоживая их трупами наших покойников, что целыми тысячами гибли от усталости, голода и нездорового воздуха; и все те беды и обиды наши теперь ещё более увеличились при нынешних порядках; начальствуют над нами чиновники московские, не знают прав и обычаев наших и почти безграмотные – знают только, что им всё над нами чинить можно".

Враг России и Петра

Один из выдающихся исследователей мазепинской проблемы, профессор Александр Оглоблин убедительно доказывает, что хотя то же самое определение дает ему Пушкин в своей поэме "Полтава", повторяя это утверждение в разных вариациях несколько раз, Мазепа принципиально не был ни руссофилом, ни руссофобом. Он считал возможным сосуществование с Москвой на принципах Переяславского соглашения Богдана Хмельницкого, так как такая реальная действительность получена им от своих предшественников. Гетман делал всё возможное, чтобы в таких условиях способствовать развитию своей страны, развивать культуру и духовность украинского народа.

Так что же сподвигло гетмана Мазепу перейти из-под опеки одного правителя к другому? Почему, будучи любимчиком Петра, наипреданнейшим царским слугой на протяжении более двух десятилетий, он вдруг стал «предателем», его «заклятым врагом»?

Конечно, никакой внезапности не было. Ответ на эти вопросы непредубежденные украинские историки ищут, учитывая, прежде всего, реальную политику Московского государства, которое последовательно осуществляло курс на полное уничтожение национального суверенитета Украины и разрушение её самобытной государственности, постепенную её инкорпорацию в состав России. Этот процесс, как известно, начался практически сразу же после 1654 года, когда волей Богдана Хмельницкого Украинская казацко-гетманская держава оказалась под пятой «царя восточного, православного».

Уже в конце XVII века московские правители начали ограничивать круг вопросов, решение которых зависело от гетманского правительства. Прежде всего, урезалось право сношений с иностранными государствами, усилился контроль над внутриполитическими акциями украинских правительственных органов, проведением финансово-экономической политики и т.д. Решение многих вопросов, которыми занимались гетман и его правительство, начали брать на себя специальные царские учреждения.

Потеря автономных прав Гетманщины стала особенно заметной в начале XVIII века, при правлении Петра I. Для него, как и для его последователей, Украина и её народ были не автономным государством и нацией, а только соответствующим «строительным материалом» для возведения Российской империи. Политика нового русского царя по Украине была высказана им в зловещих намерениях «прибрать Украину к своим рукам» (это его выражение). Чем дальше, тем больше усиливалось грубое вмешательство царя в её внутренние дела, увеличивался экономический пресс на население, которое должно было за свой счёт содержать российские воинские гарнизоны, платить в российскую казну непомерные налоги и т.д.

Особенно тяжким бременем для украинского народа было содержание многочисленных русских войск, что стояли регулярным постоем на территории Гетманщины. Иногда царская армия в Украине насчитывала до 100 тысяч человек. Это чрезвычайно отягощало население, особенно крестьянство, которое было обязано строить и ремонтировать казармы, доставлять подводы, дрова, фураж для коней, исполнять другие обязанности. Для содержания армии российское командование фактически реквизовывало у крестьян сотни тысяч голов крупного рогатого и мелкого скота, огромное количество хлеба и других продуктов, что приводило к упадку хозяйства. В украинских селах тогда появилась горькая пословица:

Москалики соколики
Поели вы наши волики
А будете здоровы –
Съедите и последние коровы

В многочисленных войнах, которые Россия вела тогда на юге и в Прибалтике, украинские казачьи войска постоянно использовались как пушечное мясо – их бросали в тягчайшие и безнадёжнейшие битвы. Но наипозорнейшим издевательством над украинскими казаками было то, что царь принудительно забирал их для строительства новой столицы России – Санкт-Петербурга, где десятки тысяч их усеяли своими костями прибалтийские болота.

Не существует точных данных о количестве украинских казаков, крестьян, ремесленников, что погибли на работах при сооружении укреплений, каналов, осушении болот. Но о масштабах их смертности и увечий можно судить вот по какой цифре: только на строительстве Ладожского канала в 1721-1725 годах погибло 13 тысяч казаков. Полковник Черняк, описывая в 1722 году ход работ на этом канале в своем докладе российскому сенату, указывал: «При Ладоге в канальной работе многое число больных и умерших находится, и всякий раз умножаются тяжкие болезни – наиболее укоренились горячка и опухоль ног, и мрут с этого. Однако приставные офицеры, не смотря на такую нужду бедных казаков, по повелениям господина бригадира Леонтиева без никакой надобности немилостиво бьют при работе, – хотя и так они её не только днём и ночью, а даже в воскресные и праздничные дни отправляют – без отдыха к ней пригоняют. Боюсь я, однако, чтобы казаков не погубили как в прошлом году – что разве что третья часть искалеченных домой вернулась..."

А российский автор Фока Бурлачук в своей книге «Владимир Раевский» (из серии «ЖЗЛ», М., 1987), рассказывая о строительстве «Северной Пальмиры», которой предстояло прорубать «окно в Европу» приводит такой факт: «Только с Черниговской губернии пригнали десять тысяч казаков, и ни один не вернулся!». Дорого обошлось нашему народу это «окно»...

Гневно осуждает по этому поводу издевательства Петра над украинскими казаками Т. Г. Шевченко. Он называет его «лютым палачом Украины». В знаменитой поэме «Сон» гетман-патриот Полуботок проклинает одержимого царя:

О боже наш милосердный
О царю поганый
Царю проклятый, лукавый,
Аспиде несытый!
Что ты сделал с казаками?
Болота засыпал
Благородными костями;
Поставил столицу
На их трупах казненных!

Об этом же говорится в программном документе Кирилло-Мефодиевского братства – «Книге бытия украинского народа». В пункте 90 указано, что казачество попало «в исключительную неволю московскому царю», который «положил сотни тысяч в канавах и на костях построил себе столицу».

Размышляя о тяжких муках Украины, какими «перепугать можно сам ад», Великий Кобзарь в поэме «Iржавець» рисует картины петровского геноцида украинского народа такими словами: «воеводы, Петровы собаки, рвали, грызли и погнали на болото город строить».

Поэтому-то, в конце концов, и прибег Мазепа к драматической попытке избавиться от верховенства России и вернуть государственную независимость Украине. В конце октября 1708 года он отправил Стародубскому полковнику И. Скоропадскому грамоту с изложением причин, что подвигли его к переходу на сторону шведского короля Карла XII. «Московская потенция уже давно имеет всевозможные намерения против нас, – писал гетман, – а в последнее время начала отбирать в свою область украинские города, выгонять из них ограбленных и доведенных до нищеты жителей и заселять их своими войсками. Я имел от приятелей тайное предостережение, да и сам ясно вижу, что враг хочет нас – гетмана, всю старшину, полковников и всё войсковое начальство – прибрать к рукам в свою тиранскую неволю, искоренить имя запорожское и обратить всех в драгуны и солдаты, а весь украинский народ подвергнуть вечному рабству. Я узнал об этом и понял, что московская потенция вступила к нам не ради того, чтобы защитить нас от шведов, а чтобы огнём, грабежом и убийством истреблять нас. И вот, с согласия всей старшины, мы решились отдаться в протекцию шведского короля в надежде, что он оборонит нас от московского тиранского ига и возвратит нам права нашей вольности...»

Полтавская драма 1709 года и карательные действия российских войск принесли Украине новые страдания. Экономическое и политическое насилие над украинским народом дополнилось его духовным опустошением – был взят курс на ассимиляцию украинцев путем их русификации. В 1720 году Пётр I издал распоряжение, коим запрещалось печатать в Украине любые книги, кроме церковных. Но и религиозные издания разрешалось печатать только после унификации с российскими. В украинском делопроизводстве воцарился русский канцелярский язык. То же происходило и в образовании. Даже своё самоназвание украинцы потеряли, превратившись в «малороссов».

В своей политике ликвидации Украинской казацко-гетманской республики Пётр I последовательно искоренял все признаки её государственности, систематически ослаблял, физически истребляя её население, разрушая его материальное благосостояние, истощая силы. Автор «Истории Русов» имел все основания сравнивать царя с азиатским тираном и укорять ему за жестокое отношение к Украине: «Повергать народы в рабство и владеть рабами и невольниками есть дело азиатского тирана, а не христианского монарха...».

Зловещий демон Украины

Кстати, попробуем внести некоторую ясность и в вопрос о взаимоотношениях Ивана Мазепы с шведским королём. Для этого ещё раз обратимся к документальным свидетельствам «Истории Русов». Как указывает её автор, Карл XII от имени своей и других стран Европы давал гарантии существования независимой казацкой республики. «Мне известно, – обращался король к украинскому народу, – что царь московский, будучи врагом непримиримым всем народам и желая покорить их, вверг казаков в исключительное своё рабство, попирая, отнимая и отменяя все наши права и свободы, торжественными с вами договорами и трактатами подтверждёнными...

Итак, я обещаю и клянусь честью своей королевской, повергнув врага своего, возродить землю Казацкую или Русскую в первичное её состояние самостоятельное и ни от кого в мире не зависимое, о чём я с гетманом вашим Мазепой, и письменными актами обязался и утвердил, а гарантировать их взялись наипервейшие в Европе державы».

Автор «Истории Русов» приводит красноречивое свидетельство об отношении к украинским крестьянам со стороны российских и шведских войск:
«Я слуга царский! Я служу Богу и государю за весь мир христианский! Куры и гуси, молодицы и девки, – нахально заявляли москали, – нам принадлежат по праву воина и по приказу его благородия!». Шведы же, напротив, ничего у обывателей не вымогали и насильно не брали, а покупали добровольным торгом и за наличные деньги».

Наверное, следует пожалеть, что не суждено было нашему народу воспользоваться благородными намерениями выдающегося европейского полководца, который к тому же сам потерпел поражение и оказался в исключительно тяжком положении. До сих пор историки выясняют причины этой драматической ситуации – и для шведов, и, особенно, для украинцев. Одни обвиняют Карла XII в его просчётах, плохо проработанных планах военной кампании, другие перекладывают вину на Мазепу. Прусский король Фридрих II Великий по этому поводу писал: «вменяется Карлу XII, что повёлся он на обещания Мазепы. Но казацкий гетман не предал его; наоборот, Мазепа сам был обманут неожиданным стечением обстоятельств, которых ни предусмотреть, ни избежать не мог».

И в самом деле, исследователи называют целую цепь трагических обстоятельств и тактических просчётов, каких можно было избегнуть. И существовала бы на северном западе Шведская империя, а Россия должна была бы оставаться без «балтийского окна», как остаётся она и до сих пор без Босфора и Дарданелл, хотя желала этого веками.

Отличался приметами своего народа...

Характеризуя величественную фигуру гетмана Ивана Мазепы, его роль в украинской истории, каждый непредубеждённый украинец должен задуматься над тем, есть ли хотя бы наименьшие основания считать предателем государственного деятеля, который пытался освободить свой народ от социального и национального угнетения? Мог ли лидер нации, кого иностранные дипломаты характеризовали как политика, который прежде всего ратовал о судьбе своей Отчизны и «отличался в этом приметами своего народа», быть предателем этого же народа? Может ли восприниматься нами, украинцами, деятельность его как измена, когда он действовал буквально одержимый как раз в таких сферах как защита интересов своей страны, развитие национального образования, культуры, развитие духовности своего народа, сооружая десятки храмов?

На наш взгляд, абсолютно прав был в своей оценке ситуации российский историк второй половины XIX века Александр Брюкнер, который с полным основанием утверждал, что союз Мазепы с шведским королем Карлом XII «не мог быть более неморальным чем союз, который двумя годами позже заключил молдавский господар Кантимир с российским царем Петром Великим против турецкого султана» и поэтому «политику гетмана Мазепы надлежит уважать как ein Masterstuck, а попытку освобождения Украины из-под тогдашней малокультурной империи как героический акт».

В истории многих народов лидеры, которые отважились на аналогичные деяния, увековечены, признаны как самые великие, самые уважаемые национальные герои. Их именами названы города-столицы, даже сами государства. Такой чести удостоены Джордж Вашингтон, первый президент Соединённых Штатов Америки, который «предал» Великобританию, возглавив армию колонистов в войне за независимость в Северной Америке; Симон Боливар, руководитель борьбы народов Южной Америки (Венесуэлы, Колумбии, Перу) за независимость от испанского владычества. Имели счастье быть в этом ряду национальные герои наших соседей: поляк Тадеуш Костюшко (кстати, украинского происхождения), венгр Шандор Петефи и много других выдающихся руководителей национально-освободительной борьбы. Наконец, и Богдан Хмельницкий, который возглавил Освободительную войну украинского народа 1648-1654 годов тоже «предал» Речь Посполиту...

Несчастная историческая судьба, к большому сожалению, оказалась немилосердной к Великому Гетману, славному украинскому патриоту, который желал добыть волю, отстоять честь своей Родины, но, обессилев в тяжёлой борьбе, погиб, заклеймённый анафемой. Тяжкая доля постигла и весь украинский народ, распорядившись событиями не в его пользу. Для России те события были победно-триумфальными, для Украины же – Полтава стала великой драмой, болезненные последствия которой ощущаем и мы, ныне сущие.

Семен ЦВИЛЮК, доктор исторических наук, профессор кафедры истории государственности Украины и культурологии Одесского юридического института.

+1

4

ХАРАКТЕРНИКИ
ЧАРОДЕИ ВОЙСКА ЗАПОРОЖСКОГО
http://s1.uploads.ru/t/WaL9B.jpg

Среди запорожского казачества, на протяжении всего его существования, происходили таинственные, овеянное легендами действия. Их реализовывали в повседневной жизни необычные представители большой казацкой массы. Их называли характерники. Произошло это слово от греческого character, то есть отличительная черта. Им называли казаков, которые имели необычайными способностями.
Что же их делало отличными от других? Прежде всего, тот уклад жизни, который они исповедовали, и стремились выполнять каждый день. Не один год существовал этот загадочный мир, в котором странным образом переплетались исторические реалии и выдумка народа, каждый день готового к подвигам и сражениям. Безусловно, опасные и не предсказуемые моменты в жизни казаков, способствовали развитию и существованию, причем не одного поколения, этого интересного явления. Определенную часть казаков которые имели сверхъестественные способности, такие как: умение проходить сквозь стены, превращаться в зверей, слышать и видеть на большом расстоянии, делало их недоступными для понимания остальными.

Что сегодня мы сегодня знаем о них?
Из дошедших до нас письменных источников, рассказов старожилов, вырисовывается своеобразный и неповторимый образ такого казака, способного на непонятные для окружающих действия. Казаков –характерников, этих казаков-магов в народе еще называли галдовниками (от украинского «галдовать» — колдовать) или химородниками и заморочниками, потому что они умели напускать на людей морок — туман и сон.
Разница в названиях зависела от направлений деятельности казака, а также мастерства и уровня его подготовки. Это были казаки, которые, по современному определению, обладали экстрасенсорными способностями. У них была хорошо развита телепатия, ясновиденье, способность к гипнотическому воздействию. Владели характерники и тем, что сейчас называется гипнозом, в а старые времена — «отвесть глаз». Например, забавы ради, они могли, заглянув в шинок, оставить после себя множество вопросов. Такой казак мог не только не заплатить за выпитую чарку, но еще и уйти со сдачей с якобы заплаченных денег. Поговаривают, что некоторые из этих запорожцев жили больше ста лет. 

Кто же такой был характерник?
Этих казаков готовили практически с колыбели. Зная традиции и понимая ситуацию, старшие товарищи могли различать с пеленок то, что заложено в младенце. Именно поэтому такой мальчик на долгие годы становился джурой (служкой) старшего и умудренного опытом казака. Но слово «служка» не передает точного значения обязанностей мальчика, прежде всего потому, рядом с учителем он постигал, и это было главным в процессе обучения, премудрости древних знаний. Именно в этом и заключался главный и не прекращавшийся процесс обучения молодежи. Почему? Да потому, что учитель и духовный наставник передавал ученику те знания, которым он сам был обучен своим учителем.
Следует отметить тот факт, что этот процесс растягивался на многие годы. Что же предлагалось усвоить этому будущему воину? Какие функции полагалось ему выполнять в войске? Эти обязанности были выработаны годами непрерывного труда и познания окружающего мира. Очень часто они выступали в роли лекарей, выполняя функции скорой помощи на поле боя, а так же в процессе последующего лечения. Чтобы вылечить раненого, его сначала необходимо было освободить от душ убитых – так считали они, и делали это с помощью своеобразных ритуалов. Это было крайне важно, потому что лекарей в казацких отрядах не было.
Они входили в состав казацкой старшины, были хранителями культуры войска запорожского, посвящали в казаки, оберегали древние традиции. Именно их мы должны сегодня благодарить за сохранение части нашей истории в былинно-песенном творчестве. Именно так передавался следующим поколениям духовный опыт предков.

Что же они знали и умели делать?
А знали и умели они многое. Они были избранными воинами, элитой войска. Имея сверхъестественные способности, они могли управлять психикой, то есть впадать в такое психическое состояние, которое давало возможность делать невероятные вещи. Например, наводить «ману» на ляхов и других врагов.
В истории многих казацких сражений были зафиксированы невероятные случаи. Так, после одной из битв отряд казаков преследовали ляхи. Вокруг было чисто поле и казакам негде было укрыться. В этом случае характерники демонстрировали свое мастерство. Для того, что бы сохранить войско, они ставили среди поля копья по кругу и усилием воли и духа входили в особое психо энергетическое состояние. В этом случае их намерение становилось действительностью. Что же происходило? Ляхи, которые их преследовали, видели среди поля дубовую рощу, в которой укрылись казаки. Они останавливались и возвращаются назад. Это и есть так называемая Мана.
Известен в истории и такой случай. Отважный казацкий полковник Иван Богун сумел провести ночью войско через польский лагерь, да так, что ни одна собака не залаяла. Были у казаков и хитрые приемы, с помощью которых удавалось обнаружить врага. Для этого они изготавливали так называемые «крики». Они брали камыши, окунали их в воду и воск, затем кричали на них. Воск запечатлевал крик. Такие камыши разбрасывали по степи, ожидая вражеского нашествия. Когда появлялись враги в степи, их кони начинали неистово кричать, наступая на предварительно разбросанные камыши. Казак на вахте слышал это и передавал сигнал тревоги.
Ходят легенды и об искусстве запорожцев в морских походах. С маленькой камышинкой они могли долгое время находиться под водой, используя для маскировки бочки и даже лодки. Впоследствии это породило слухи о том, что именно казаки изобрели подводную лодку(!).
Огромную магическую силу народная молва приписывала и казацким предводителям. Поговаривают, что им достаточно было заглянуть в особое зеркало, чтобы узнать обо всем происходящем в лагере врага. Постигшие секреты выучки характерники приобретали знание неуязвимости для пуль и сабель. Они были непревзойденными бойцами, в первую очередь разведчиками.
Специально обученные казаки во времена запорожского казачества составляли отряды пластунов. Это были отряды, в нашем сегодняшнем понимании, специального назначения (спецназ) того времени. В свое время летописец казачества Д.Яворницкий отмечал, что обыкновенный казак – это не только боевой гопак, а человек свободный по духу, к тому же вооруженный. Подчиняться случайным людям было не в его правилах.

Искусные воины, свободолюбивые и отважные, статные и ловкие, крепкие и выносливые, они всегда носили роскошный «оселедец» (длинный чуб) на выбритой голове. Характерниками были полковник Семён Палий, атаманы Захарий Чепега и Григорий Сагайдачный. Характерниками считались многие казацкие гетманы, кошевые атаманы и знаменитые полковники. Среди них — Дмитрий Байда-Вишневецкий, Иван Пидкова, Самийло Кишка, Иван Богун, Северин Наливайко, Максим Кривонис и самый могущественный характерник, кошевой атаман Иван Сирко.
Про него рассказывали, что он подставлял своему слуге руку под удар саблей. После этого на руке оставался только синий след. Говорят, что Сирко, оборачиваясь белым хортом (волком), умел наводить на татарских табунщиков сон. Сирко был личностью незаурядной в истории. Именно при нём прославилась Запорожская Сечь. В 1646 году, по договорённости французов с Богданом Хмельницким, две с половиной тысячи казаков под предводительством полковника Ивана Сирка добрались до французского порта Кале, дабы взять неприступную крепость Дюнкерк, которая находилась в руках испанцев. Крепость имела важное стратегическое значение — ее называли «ключом от Ла-Манша». Французы многократно пытались взять Дюнкерк, но тщетно. А казаки «взяли» крепость в течение нескольких дней, вручив французам столь желанный «ключ».
Сами запорожцы говорили, что равного Сирку не было, не будет и никогда не может быть. О нем в народе сказывали: «Сирко был превеликий колдун. Недаром его турки прозвали шайтаном... Даже после смерти его долго боялись ляхи и басурманы. В важных сражениях казаки, его отсеченную правую руку везли впереди войска. Где была эта рука – везде была удача в бою.

От чего казаков спасали заговоры?
Характерники знали, что заговорным молитвенным словом можно отвести любую беду, в том числе и ратную. В воинских заговорах они могли «заговорить» чтобы пули были не пули, стрелы не стрелы, и шли бы они во чисто поле, в мать - сыру землю, и чтобы ножи булатные, сабли острые, пищали, топоры и бердыши были смирными и вреда казакам не причиняли. В то же время они выказывали пожелания, чтобы тело казака было крепче белого камня, платье крепче панциря и кольчуги, и чтоб от каменной одежды той и пуля, и сабля отскакивали бы, как молот от наковальни. Чтобы в бою железо и сталь вертелись кругом, как у мельницы жернова, но тела казака не трогали. У них было много разных заговоров не только от пули, но и от опоя коня, укуса змеи, кровотечения из раны.
Отдельно в этом ряду стоят кашевары, искусство которых в приготовлении пищи было уделом избранных. Более того, лечебные молитвы и приготовления целебных снадобий так же были уделом кашеваров. В основном это были серьезные люди, в свое время давшие обет безбрачия и строго державшие этот обет. О том, как серьезно они относились к своему делу, говорит тот факт, что они не давали возможности никому подходить к месту приготовления пищи, так как это считалось уделом избранных. Приготовление пищи у кашеваров было действом мистическим, с заговорами, с молитвенным разжиганием «ватры» (живого огня), доставанием из колодца священной воды. Поэтому вся, приготовленная таким образом, казацкая пища приобретала особую значимость. Даже каша или хорошо известный кулеш готовилась, как ритуальное блюдо.

Что не могло спасти казака-характерника?
От всего казак-характерник мог спастись, кроме любви. В этом плане они были весьма уязвимы. Не так они боялись турок, татар, ляхов и прочих врагов, как боялись возникшего чувства любви. И на это были свои причины.
На Сечи считалось, что девушка забирает у воина всю его силу и поддавшийся этому чувству, он не в состоянии был сражаться на надлежащем уровне, терял бдительность и магическую энергию, так необходимую в бою. Поэтому, вступая на территорию Сечи, запорожцы символически венчались с единственной невестой и возможной женой казака - это была их свобода. Известно, что женщин на Сечи не было, а тот, кто посмел провести туда женщину, рисковал собственной головой. Однако это не мешало, некоторым из них иметь семьи в приднепровских селах. Хоть казачество исчезло, но магия казаков осталась жива.

Совершая чудеса во имя добра, характерники вели непримиримую борьбу с силами зла.
В то же время, как свидетельствуют историки, их таланты усердно пресекал Петр Первый, а Екатерина Вторая запретила само существование Сечи. Императрица после пугачевского бунта не стала мириться с государством в государстве. В 1775 году войска генерала Петра Текелия были направлены к границам Запорожской Сечи. Заняв основные стратегические пункты Запорожского войска, с дивизией пехоты и конницы он подошёл к самой Сечи и выстроил против неё артиллерию. Затем он вызвал к себе всех запорожских старшин и сообщил им текст манифеста об ее уничтожении.
Под дулами пушек у запорожцев не оставалось выбора: непокорные нашли способ перебраться в Турцию, остальные покорились. В то же время, как свидетельствуют историки, его заслуга состояла в том, что он сумел убедить запорожцев выполнить распоряжение царицы, не пролив при этом ни единой капли крови. За проведенную «операцию» ему был пожалован орден святого Александра Невского.
А что же запорожцы? Как таковые они перестали существовать. Их земли были отданы помещикам, а большая часть казаков зачислена в русское войско. Но все же истинные характерники сумели скрыться.
Последнего кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Калнышевского арестовали, и по именному указу императрицы Екатерины II он был заточен в монастырь на Соловецких островах в Белом море, где провел 25 лет. После освобождения слепой и немощный он остался жить на Соловках, где и умер в возрасте 112 лет. Существует мнение о том, что это был последний запорожский казак. Думаю, что это не так. До сих пор в Украине и многих других республиках бывшего СССР можно встретить казаков, обладающих невероятной силой духа и воли, позволяющей противостоять любым жизненным обстоятельствам.

Александр Лясковский – член Национального Союза журналистов Украины. "Наш Днепропетровск".

+1

5

ХОТИНСКАЯ БИТВА
ИЛИ КАК АРМЯНЕ О КАЗАКАХ ПИСАЛИ

Этой осенью исполняется 390 лет победы в Хотинской битве, которая детально освещена в летописях тех времен.

Появление армян на территории современной Украины датируют ХІ–ХІІ вв. В течение своего длительного пребывания на украинских землях они оставили существенное материальное и духовное наследие, в частности, письменные памятники, которые помогают нам составить представление не только о расцвете, а впоследствии, в силу определенных исторических и экономических обстоятельств, о постепенном упадке десятков армянских поселений на территории современной Украины, но и доносят до нас отзвук событий, которые часто становились судьбоносными в истории украинского народа.

Отдельное место среди них занимает Хотинская битва 1621 года, когда казацкие и польские войска одержали победу над преобладающей турецкой армией, которую вел на Речь Посполитую молодой воинственный и неуравновешенный султан Осман ІІ. По своим геополитическим последствиям эту победу можно сравнить с Грюнвальдской битвой 1410 года между военной мощью Тевтонского ордена и объединенными польско-литовско-русскими силами. Так же, как победа союзнических войск под Грюнвальдом, подорвав могущество Тевтонского ордена, остановила продвижение немецкого рыцарства на Восток, победа ровно через два столетия под Хотином фактически стала началом постепенного упадка могущественной Турецкой империи, которая покорила на то время чуть ли не пол-Европы. Примечательно, что на этот раз – теперь уже против общего восточного врага – воевали войска, возглавляемые польским королевичем Владиславом, великим гетманом литовским Каролем Ходкевичем и выдающимся запорожским гетманом Петром Конашевичем-Сагайдачным, то есть, считайте, тех же союзников, что и два столетия тому назад.

Первопричина и ход Хотинской битвы нашли свое отражение и в трех чрезвычайно интересных памятниках, оставленных нам выдающимися представителями тогдашнего украинского армянства, а именно – летописцем Оксентом, которому принадлежит значительная часть известной хроники «Каменец», путешественником и писателем Симеоном Легаци, автором «Дорожных записок», и историописцем Говганнесом Каменаци, который подарил нам «Историю Хотинской войны».

Появление этих памятников указывает, с одной стороны, на значительный общественный резонанс Хотинской битвы, в том числе среди армянского сообщества, которое достаточно четко представляло, какой удар оно могла бы испытать в случае турецкой победы; с другой стороны – это свидетельство культурного уровня той общественной прослойки армянского сообщества, которую, с учетом особенностей эпохи, мы могли бы сегодня назвать тогдашней интеллигенцией.

В отличие от двух первых памятников, где указанное событие, при всей важности его, лишь один из многих эпизодов, «История Хотинской войны» Говганнеса Каменаци – это завершенное эпическое литературное произведение, в котором автор ставил перед собой цель не только рассказать о длительной, изнурительной, с большими потерями для обеих сторон битве под стенами Хотинской крепости, из-за чего она и была названа «войной», но и, используя доступный ему на то время литературный инструментарий, вызвать у читателя восхищение героизмом союзнического войска, его самоотверженной жертвенной борьбой против преобладающих сил жестокого врага.

Оставленная автором памятная запись указывает, что Говганнес происходил из священнической семьи из г. Каменец-Подольский (отсюда фамилия – Каменаци, то есть Каменецкий), а его прекрасное владение словом свидетельствует о незаурядном таланте, благодаря которому он создал, по высказыванию известного историка Я. Дашкевича, «в литературном отношении – лучший образец каменецкой армянской летописи»...

Показательным в этом отношении стало его «Вступительное слово», в котором он рассуждает, в чем, по его мнению, заключается «искусство рассказа», когда автору следует не только пересказывать увиденное или услышанное, но и уметь «познавать мыслью», иначе говоря – анализировать события. Так или иначе, но следует ему отдать должное, что делал он это со знанием дела. Он то переносится в Стамбул, где султан Осман пишет грозное письмо, а точнее – ультиматум – королю Зигмунду, то в Варшаву, где зачитывают это его послание на Сейме среди напуганных вельмож, то во Львов, Каменец и Хотин, а значит – в польско-казацкий лагерь и турецкий стан.

Участию украинских казаков в Хотинской битве Говганнес в своем произведении уделяет внимание уже начиная с пятого раздела «О том, как королевич отправился в войско и о прибытии казаков». Два сравнительно небольших пассажа в конце раздела дают характеристику ситуации с привлечением казацкого войска, из чего вырисовывается просто-таки драматичная картина. «В один из дней в четверг прибыл русский военачальник по имени Бородавка, с ним 15 000 комонных казаков, что их называют запорожцами. И случилось им дорогой войско татар и турок, и восемь дней они дрались упорно с ними, убили силистрийского пашу Гюсейна и многих других. А еще четыре тысячи казаков были направлены военачальником за добычей в дальние края, и они так и не вернулись, так как нечестивое племя турецкое напало на них и всех перебило. За все это войско свело счеты с Бородавкой, о чем я поведаю в другом месте».

Перипетии, связанные с отправлением Бородавки в Молдову накануне Хотинской битвы, как известно, завершились казнью гетманом Петром Сагайдачным – суровым и нетерпимым к своим оппонентам – мятежного и несговорчивого казацкого вожака и его соратника, о чем Говганнес действительно напишет, как и надлежит умелому пересказчику, позже, так сказать, ради сохранения в изложении интриги. Но казацкая тема всплывает в его повествовании уже постоянно, обрастая все новыми и новыми подробностями и деталями, которые будто призваны подтвердить тот огромный взнос, сделанный украинским казачеством в победу в этой, воистину, битве народов. Недаром на поле боя с преобладающими силами противника украинским казакам определили центральный, наиболее опасный участок расположения союзнических войск. Да и численно они составляли большинство союзнического войска – сорок тысяч, тогда как, по разным подсчетам, поляков вместе с литовцами и прусаками насчитывалось не более тридцати.

Как же описаны казаки на страницах произведения давнего историографа-армянина? Прежде всего они опытные воины, которые наделены не только ловкостью в бое и смелостью, но и военной хитростью, достаточно большой выдержкой, а, следовательно, и военной дисциплиной, умением нанести удар в благоприятный момент. «А что казацкий народ отмечается незаурядной ловкостью [по военному делу] и хитростью, – отмечает Говганнес, – то они выступили не раньше, как наступил вечер, а враг [между тем] истощился, бросаясь весь день то сюда, то туда.»

Действительно, активная оборона в сочетании с неожиданными быстрыми контратаками, которые способны ошеломить любого противника, – характерная черта ведения боя запорожскими казаками. Так было и в ту субботу, 4 сентября. Говганнес продолжает: «А в девятнадцать часов все казацкое войско выступило против противника и, осенив себя крестом, принялось громить иноверцев, пока те не сломились и, развернувшись назад, кинулись наутек. А казаки, преследуя, побивали их беспощадно, так что многочисленными мертвыми телами их покрылась вся земля.»

Армянский летописец рассказывает, что на турок так повлиял разгром их казаками, что несколько дней они не могли прийти в себя, «все еще находясь в скорби от тех потерь, которые они испытали в тот день». Таким образом, познав на себе силу казацкого оружия, турки решили прежде всего разбить их. Сам султан организовывал против них один за другим стремительные наступления своего войска, но тщетно.

Особенно удачно проводили казаки ночные вылазки во вражий стан, которые не только наводили на турок ужас, но и деморализовывали врага. Слишком обозлило Османа ІІ дерзкое ночное нападение казаков на турецкую залогу, которая охраняла стратегически важный объект – мост через реку Днестр. «Близ мостов затаились две тысячи турок, которые на то время задремали, – пишет Говганнес. – То были отряды Карагисар-паши и Али-паши. Учитывая это, казаки тихо напали на них и всех, кто был в шатрах, перебили, не оставив никого в живых. Только одного арапа, который принадлежал паше, передали в подарок королевичу, а добычу разделили между собой».

Здесь следует отметить, что захват военной добычи был на то время явлением обычным как в турецком войске, так и в европейских армиях, не гнушались этим и казаки. Более того, одним из условий, которое руководство Речи Посполитой выдвинуло им накануне Хотинской кампании, заключалось в том, что казацкое войско должно было именно обеспечивать себя провиантом и военными припасами. В конце концов, это было, между прочим, одной из причин похода Яцка Бородавки в Молдову, с чем он так и не справился. Описывая тяжелое состояние с продовольствием, в котором оказались союзнические войска, и невероятную дороговизну в их лагере в силу того, что татарская конница перекрыла практически все пути снабжения, Говганнес замечает, что положение было бы еще более затруднительное, если бы не казаки. «Но мясо в лагере, – пишет он, – стоило не так дорого, потому что казаки ежедневно выбирались в темноте из лагеря, врасплох нападали на турок и, перебив их, пригоняли в лагерь как добычу много скота, который потом продавали илахам (то есть полякам. – А.Б.) за приемлемую цену». Сквозь эти строки просматривается один важный момент, который проливаев свет на сложную картину взаимоотношений в тогдашней Речи Посполитой между господствующим слоем польской шляхты и украинцами, представителями которых выступают казаки. Описывая действия союзнических войск, автор, очевидно, не задаваясь такой целью, поневоле акцентирует внимание на том, что казаков и поляков, то есть польскую шляхту, разъединяли глубокие противоречия. Ведь при всех их союзнических отношениях, при общей принадлежности к христианскому миру, это, в сущности (что понятно при внимательном прочтении «Истории Хотинской войны»), разные общественные сообщества, которые в данном контексте имели даже разные вооруженные силы, разные, так сказать, системы обеспечения этих сил.

В упоминавшейся уже нами «Каменецкой хронике» еще одного армянского летописца Оксента есть эпизод, где рассказывается, как после поражения под Цецорой в 1620 г., во время своего отступления, польско-казацкое войско сумело-таки оказать сопротивление, которое татары не могли преодолеть, хотя ежедневно, как пишет Оксент, погибало до тысячи татар. «Но вот на расстоянии около полверсты от Днестра наше войско остановилось на ночлег, – продолжает летописец. – Среди поляков и казаков вспыхнули перепалки, начали они нападать друг на друга. А на то время неверные уже... не рассчитывали добиться какого-то результата, а много из них даже отстало, лишь Хантемир-мурза с 12-ю тысячами татар был поблизости. И когда услышал, что в лагере начался раздор, то сразу с теми 12-ю тысячами напал на лагерь и прорвал его. [Наши] в панике начали разбегаться – и кого зарубили, кого схватили живым, кто утонул в Днестре. А канцлеру Жолкевскому отрубили голову.».

Уроки из этого разгрома Речь Посполитая извлекла, пригласив в Хотин мощную казацкую подмогу, во главе которой стоял гетман П. Сагайдачный – «смелый и отважный муж», как о нем пишет Говганнес, пообещав предоставить при этом украинскому населению, в частности казакам, больше прав. Но, как это бывало, об обещанном сразу же забыли после победы под Хотином, ограничивая и в дальнейшем украинцев в правах, что в конечном итоге привело к освободительной войне 1648 – 1654 гг. во главе с гетманом Богданом Хмельницким.

Свидетельство об этом кровавом, наполненном трагическими событиями, противостоянии двух народов, между которыми так много общего, в том числе и общая победа в достопамятной Хотинский битве 1621 г., до нас также доносят созданные на украинских землях армянские письменные источники. Но это, так сказать, уже другая история.

Александр Божко, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины. 05.07.2012 г.

0

6

ИТОГИ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ

http://s2.uploads.ru/t/ORZKA.jpg

Северная война (1700 - 1721) - война между коалицией северных государств и Швецией за прибалтийские земли, продолжавшаяся более 20 лет и закончившаяся поражением Швеции. Основная роль в победе над Швецией, равно как и основные территориальные завоевания, принадлежат России, входившей в коалицию. Победа в Северной войне положила начало её трансформации в империю.

По итогам Северной войны к России были присоединены Ингрия (Ижора), Карелия, Эстляндия, Лифляндия (Ливония) и южная часть Финляндии (до Выборга), основан Санкт-Петербург. Российское влияние прочно утвердилось и в Курляндии. Однако согласно Ништадскому договору указанные территории НЕ были уступлены, а были проданы Швецией России за огромные деньги - 2 млн талеров - ефимков (1,3 млн рублей), что легло тяжелым дополнительным бременем на страну. Финляндия возвращалась Швеции, которая также получила право ежегодно беспошлинно закупать и вывозить из России хлеба на 50 тыс. рублей.

Была решена ключевая задача, поставленная Петром I - обеспечение выхода к морю и налаживание морской торговли с Европой. В то же время боеспособная армия, сложившаяся за годы войны, после её окончания пришла в полный упадок, а флот оказался низкого качества и после смерти Петра быстро сгнил.

Кроме того, все плюсы, приобретенные Россией в результате войны, перечеркиваются огромными и экономическими и демографическими потерями. Как указывают историки, война обернулась настоящим разорением России. Сумма налогов, собираемых с населения с 1701 по 1724 год (вследствие их беспрецедентного увеличения), выросла в 3,5 раза, что, по словам историка Н.А. Рожкова, было достигнуто «ценою разорения страны». По результатам переписи населения 1710 года общая численность населения страны сократилась на 20 %, причем, в областях, прилегавших к основным театрам военных действий, сокращение населения достигало 40 %. Как писал по поводу итогов Северной войны историк В.О. Ключевский, «Упадок переутомленных платёжных и нравственных сил народа … едва ли окупился бы, если бы Пётр завоевал не только Ингрию с Ливонией, но и всю Швецию, даже пять Швеций».

В историю Финляндии самый тяжёлый период войны с 1714 по 1721 год вошёл под названием Большая ненависть. До заключения мира страна подвергалась многочисленным грабежам и насилию со стороны русских войск, что было нормой при ведении войны в XVIII веке.

Ну и собственно говоря почтовый выпуск России 2009 года уже видится не столько посвященным победе военного "гения" в Полтавской битве, а сколько деспоту, лжецу, сыноубийце, истребителю русского, украинского и финского народов.

+1

7

http://s2.uploads.ru/t/PH6O3.jpg

ПАЛАЧ МЕНШИКОВ

Марка России из выпуска 2001 года на которой изображен актер Михаил Иванович Жаров и на заднем плане кадр из фильма "Пётр I" где актер изображен в роли князя Александра Даниловича Меншикова.

Князь Александр Данилович Меншиков - русский государственный и военный деятель, сподвижник и фаворит Петра I, после его смерти в 1725 - 1727 - фактический правитель России. Известен тем, что во время Северной войны 1700 - 1721 Меншиков командовал крупными силами пехоты и кавалерии, отличился в осаде и штурмах крепостей, во многих сражениях. Когда шведская армия Карла XII двинулась в Белоруссию и на Украину, Александр Данилович был одним из самых активных помощников Петра в борьбе с грозным противником. 28 сентября 1708 года он участвовал в сражении под Лесной, ставшем, по выражению Петра, «матерью Полтавской победы». Получив известие об смене украинским гетманом Ивана Мазепы политических приоритетов, он в отместку взял приступом столицу гетмана - город Батурин, разорив его, перебил и перехватил большую часть казаков, собиравшихся уйти с гетманом к шведскому королю. За это "благодарный и великодушный" Пётр I пожаловал князю принадлежавшее гетману Мазепе село Ивановское с деревнями.

Но исследуя древний Батурин, археологи находят сотни захоронений. В могилах множество скелетов женщин с малыми детьми, подростковые скелеты и даже братские детские могилы. Советская, а теперь и российская историография констатируют, что при взятии Батурина в начале ноября 1708-го погибло 6-8 тысяч казаков, которые защищали город. С началом независимости украинские историки заговорили о вырезании целого города, однако сразу же подверглись критике российских коллег, которые благодаря доминированию в медиа выступили единым фронтом против исторической правды. Однако, новейшие археологические исследования, которые проводит украинско-канадская археологическая экспедиция совместно с Институтом археологии НАН Украины, доказывают, что цветущий украинский город, столица гетьманщины, была выжжена до тла, а все жители, включая младенцев, убиты. Такие зверства совершили войска Петра I, под командованием Александра Меньшикова. Произошло это 2-4 ноября 1708–го года. По разным оценкам от рук солдат погибло почти 20-ть тысяч людей. Преимущественно это были женщины, дети и старики. "Петра I можно, без сомнения, назвать военным преступником в свое время. Во время войны он воевал с мирным населением. То, что здесь было устроено колоссальное побоище, в котором погибло до 20 тысяч людей, среди которых значительная часть женщины и дети, у меня, как у ученого, не вызывает ни одного сомнения", - заявил профессор Торонтского университета, консультант экспедиции Владимир Мезинцев.

"Граф Меньшиков кровавый преступник!" 25.11.2009 antimir.com
"Меншиков, Александр Данилович" ru.wikipedia.org

+1

8

http://s7.uploads.ru/t/1bruU.jpg
ХМК. Україна. 2004 р.

Чудотворна козацько-самарська ікона Богородиці.

Оточені з усіх боків іновірцями (мусульманами і католиками) запорізькі козаки зі зброєю в руках захищали Україну та Віру Православну. За це запорожці користувалися від Пресвятої Богородиці особливою милістю. Матір Божа, прославляючи свій козацький народ, який готовий був в будь-який момент пожертвувати своїм життям за віру і Україну, явила Запоріжжю своє заступництво в чудотворній іконі.

Питання про походження ікони та її появу залишається відкритим. До нашого часу збереглося розповсюджене запорізьке передання згідно якого ця ікона була придбана козаками запорожцями десь на Сході й звідти принесена на Січ, як велика святиня. Але ким і коли була написана ікона; коли, ким та з якої нагоди принесений був образ Божої Матері, достовірно ніхто не знає.

В кінці XVIII ст. чутки про чудеса та благодатні зцілення від ікони Божої Матері надзвичайно збільшилися та розповсюдилися не лише по всьому Запоріжжю, але й по всій Україні. На початку XIX ст. ікона була перенесена до Самарського Пустинно-Миколаївського монастиря на річці Самарі, неподалік від міста Новомосковськ (сучасна Дніпропетровська обл.). З того часу ікона стала окрасою та надбанням тихої обителі й стала називатися Самарською. Але після революції 1917 р. Самарська обитель була закрита й відомості про ікону втрачені. Чи зберігся оригінал чудотворного образу, чи він був знищений – невідомо.

Чудотворная казацко-самарская икона Богородицы.

Окруженные со всех сторон иноверцами (мусульманами и католиками) запорожские казаки с оружием в руках защищали Украину и Веру Православную. За это запорожцы пользовались от Пресвятой Богородицы особой милостью. Матерь Божия, прославляя свой казацкий народ, который был готов в любой момент пожертвовать своей жизнью за веру и Украину, явила Запорожью свое покровительство в чудотворной иконе.

Вопрос о происхождении иконы и ее появлении остается открытым. До нашего времени сохранилось распространенное запорожское поверье согласно которому эта икона была приобретена казаками запорожцами где-то на Востоке и оттуда принесена в Сечь, как великая святыня. Но кем и когда была написана икона; когда, кем и по какому случаю принесен был образ Божией Матери, достоверно никто не знает.

В конце XVIII в. слухи о чудесах и благодатные исцеления от иконы Божией Матери чрезвычайно увеличились и распространились не только по всему Запорожью, но и по всей Украине. В начале XIX в. икона была перенесена в Самарский Пустынно-Николаевского монастырь на реке Самаре, недалеко от города Новомосковск (современная Днепропетровская обл.). С тех пор икона стала украшением и достоянием тихой обители и стала называться Самарской. Но после революции 1917 г. Самарская обитель была закрыта и сведения об иконе потеряны. Сохранился ли оригинал чудотворного образа, или он был уничтожен - неизвестно.

0

9

Беларусь, 2014 год.«Собор белорусских святых». Триптих, ХХІ в.» из серии «Иконопись Беларуси».
Трехчастная икона «Собор белорусских святых» располагается в киоте нижнего придела в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи Храма-Памятника в честь Всех Святых в г. Минске. Это наиболее полное изображение белорусских святых и новомучеников на момент изготовления иконы (2011 г.).
Средняя часть триптиха представляет собой собор 16-ти белорусских святых, почитаемых исстари, на фоне собирательного образа Храма Божьего. Левая и правая части — изображения 60-ти новомучеников Беларуси, просиявших в последние лихие годы.(Дизайн Елены Медведь. Печать офсетная, полноцветная. Бумага мелованная, гуммированная. Зуб. рамочная 131/2. В блоке три марки. Размер марок в блоке 37х52 мм. Номинал каждой марки — Р. Размер блока 131х78 мм. При изготовлении блока использована технология термического тиснения металлизированной фольгой золотистого цвета. Тираж блока 20 тыс.)
http://s9.uploads.ru/t/EXYmR.jpg
Среди них-Прп. Феодор, кн. Острожский (+ 1438, память 11 октября)
http://s8.uploads.ru/t/mZ4S7.jpg

...В 1422 году святой князь из-за сочувствия православным в Чехии поддержал гуситов в борьбе с германским императором Сигизмундом. (В русское военное искусство введен был святым князем особый прием - гуситский строй, т. н. таборы, усвоенный украинским казачеством.)   ...

Отредактировано сержгол (2014-01-27 09:51:14)

+1

10

http://s8.uploads.ru/t/c0GB8.jpg
http://s8.uploads.ru/t/af3pG.jpg

Журнал "ЗАГАДКИ ИСТОРИИ" Nr.5 2014 года

0


Вы здесь » НАШИ ФИЛ КОЛЛЕКЦИИ [форум филателистов] » КАЗАЧЕСТВО в филателии » О казачестве и гетманстве